Библиотека Скачать книги о любви и браке

Жених и невеста. Обручение. Венчание

Как создать счастливую семью - необходимые основы: онлайн курс «Основные принципы строительства семьи»

 

Какая разница между влюбленностью и любовью, между любовью и страстью?

Как правило, страсть – это то, что для себя, то, что мне, то, что я хочу, без чего я не могу, а любовь – это то, что я готов отдать другому. Еще в дохристианскую эпоху Аристотель дал точное определение любви: это «желание другому блага». А для христианина любовь – это жизнь ради блага другого. И если он скажет: хочу ему (ей) не просто земного счастья, но вечность благую, и больше мне ничего не нужно – вот это и есть любовь. А если он скажет, что хочет того же самого, но только вместе с ним самим и вынь да полож, то это страсть. И еще. Любовь может оказаться трагедией, внутренней драмой для человека в случае неразделенности или в случае страшной болезни любимого, а страсть – это беда, которую человек приносит в жизнь другого, от чего прежде всего страдает тот, а уж он сам постольку-поскольку.

 

Обязательна ли взаимная влюбленность жениха и невесты?

Нет. И даже совершенно необязательно желать этого, если под влюбленностью понимать то, что обычно это слово означает в мирском сознании как некое страстное увлечение другим человеком. Такого рода идеализация его душевно-телесных качеств не позволяет видеть своего возлюбленного таким, какой он есть, что чаще всего приводит к достаточно скорым последствиям – скорби в семейной жизни, когда иллюзия или кумиротворение рассеиваются, и нужно жить с реальным человеком, а не с тем, которого ты себе выдумал.

Поэтому наиболее благоразумно и добро – это ровное, спокойное приятие другого, радость о другом, своем избраннике, трезвое, но не плоское, не скучное, не мещанское осознание того, что именно он – тот, кого я хочу видеть с собой рядом и кому сам постараюсь не оказаться крестом и обузою на всю его жизнь. Вот это и есть здравая основа для христианской семьи. Не нужно создавать культа из страстной влюбленности, на протяжении веков формирующегося в нецерковном сознании. Куда как сильнее этой влюбленности та настоящая супружеская любовь, когда люди год за годом проходят путь совместного приятия и радостей, и бед, и возрастных немощей и при этом не предают друг друга, до конца остаются вместе. Это и есть любовь, которая неизмеримо выше всякого увлечения, даже если именно оно становится основой для создания семьи. А такого рода любовь может быть обретена и, как правило, скорее обретается, когда чрезмерной страстности в начале семейной жизни нет.

Хотя я не говорю, что юношеская, что называется безумная, влюбленность не может потом перерасти в настоящее серьезное чувство. Безусловно, может. Но не нужно видеть ее непременным условием создания семьи. И если ты просто ровно, добро и спокойно относишься к своему избраннику и тебе хорошо быть с ним рядом, но ты не пылаешь страстью к нему, и, когда вы вместе, звезды не расцветают созвездиями над вашими головами, то это не препятствие для создания семьи. И не нужно непременно ждать кого-то другого, с которым ты хотел бы подобное испытать. Повторяю: не надо делать культа из собственной влюбленности.

 

Одни годами ждут большого чувства, а другие выбирают себе супруга из тех, кто рядом. Кто прав?

Разумеется, неразумно было бы «скармливать» своей дочери романтизм «Алых парусов»: вот жди прекрасного принца, который приплывет на корабле и заберет тебя «в страну далече», где ты будешь с ним необыкновенно счастлива и окружена всем, о чем только человек мечтает. Это недолжная крайность. Другая – напротив, предельный прагматизм, что вообще-то никакого чувства не должно быть, а есть только рациональный расчет: возраст молодого человека подходит, внешность вроде бы нестрашная, социальный статус близкий и по характеру ничего. Ну что ж, тут надо бы пирог да за свадебку. А потому уж и посмотрим, как семейную жизнь начинать. Это другая крайность.

Наверное, для большинства молодых православных людей путь лежит посередине: с одной стороны, душевное (пусть и не всегда духовное) эмоциональное прилепление к человеку, устремление к нему, с другой – оценка того, что в главном мы едины, что между нами нет принципиальных мировоззренческих разногласий. И вот когда это совпадает, то это и есть самый трезвый, самый мудрый подход к устроению семейной жизни.

 

Как быть, если кажется, что ты вообще не способен на любовь, нужно ли продолжать ждать и надеяться встретить нужного тебе человека?

Смотря что понимать под любовью. Если под любовью понимать описанное в «Евгении Онегине» и тем более в «Ромео и Джульетте» или даже в «Герое нашего времени», то, безусловно, лучше не ждать подобных эмоциональных состояний. Может, и к счастью, что Господь не посещает такими страстями, какие в светской литературе именуются любовью. Не обязательно грубо-плотские, чаще, по крайней мере, до XX века, душевные, но все это страсти. И поэтому ждать и тем более вскармливать в себе их ожидание никоим образом не следует. Но если под отсутствием любви или неспособностью к ней мы понимаем эмоциональное душевное отталкивание от какого-то человека, который по всем логическим доводам вроде бы для нас хорош, но которого душа не принимает и близко с ним быть не хочется, и минуты считаешь, когда он или она наконец уйдет, то тут, конечно, насиловать себя и заставлять связывать с ним свою жизнь крайне нежелательно.

Тот, кто с верой и упованием на Бога может жить, молясь, прося, ожидая встречи, которую пошлет Господь, тот эту встречу обретет. Об этом говорит весь опыт бытия Церкви.

 

Когда мы выбираем спутника жизни, кто этим выбором руководит – Господь или мы сами и что является определяющим – Божественное или человеческое?

Спутника жизни человек выбирает сам или близкие вместе с ним (что больше было в прежние времена и что все реже случается теперь). И в этом смысле каждый человек свободен, так как выбор, который он осуществляет, всегда соответствует мере его внутренних устремлений, мере его духовной готовности. Благочестивый и твердый в вере юноша, тем более семинарист, не будет подыскивать себе невесту в ночном клубе. Он просто там не окажется. А если в три часа ночи, случайно проходя мимо, увидит девушку, вышедшую в перерыве между дэнсами перекурить, то, хоть бы она и показалась ему крайне привлекательной, он пойдет дальше. И наоборот, большинство современных студентов светских вузов, ведущих церковно неглубокий или вовсе нецерковный образ жизни, не захотят увидеть своей женой воспитанницу регентской или иконописной школы Московской духовной академии и по финансовым, и по мировоззренческим, и по плотским соображениям. Поэтому случайности выбора, как правило, не бывает, и даже если такого рода случайность происходит, то значит, она была предопределена чем-то, что есть в глубине души человека, вопреки внешнему образу его жизни, и на самом деле, оказывается, душа его тянется не к тому, чем он живет. Если этого нет, то искра Божия не возгорится.

Но свобода выбора человека не означает отсутствие Промысла Божия, воли Божией. Иной раз людям, внешне по всему подходящим друг другу, оказывается неполезным быть вместе. Бывает, что Господь через вдруг возникающие препятствия, любя своих чад и желая им спасения, не дает создаться браку, который, казалось бы, по человеческим меркам должен был состояться.

В этом смысле я хочу вспомнить одну историю, которая иллюстрирует такого рода ситуацию. Произошла она в середине 80-х годов прошлого века. Одна молодая, веселая, красивая, благочестивая девица, дочка очень глубокого и серьезного ученого, впоследствии ставшего священником, готовила себя к честному о Господе браку и с благословения духовника, с согласия родителей обрела жениха, который тоже был церковен с детства и воспитан в семье русских эмигрантов вне пределов нашего Отечества и который был согласен переехать в Советский Союз и остаться с ней. Брак этот по тем временам должен был стать особенно торжественным. Из Парижа была привезена фата, длиною пяти или шести метров, предполагалось, чтобы ее несли приходские дети. И был уже назначен день, и гости созваны, и пироги испечены. И никто не знает, почему за неделю до Венчания жених исчез, оставив короткую записку, в которой написал, что отказывается от брака. Для девушки это тогда кончилось тяжелой болезнью, чем-то вроде туберкулеза, долгим лечением, так что она лишь года полтора спустя вполне поправилась.

Что это? Несправедливость, незаслуженное жестокое наказание, исходящее от глубокого, искреннего, благочестивого человека? Внешне, вроде бы, так. Но только прошло еще лет пять-шесть, и бывшая невеста приняла монашеский постриг. И ныне она – настоятельница одного из монастырей, готовящих девиц к иному служению и для иного Жениха, ведущих множество людей, вокруг этого монастыря собирающихся, ко спасению. И теперь понятно, что та история с неудавшейся свадьбой произошла по Промыслу Божиему. И когда подобное происходит, то ни советы духовника, ни благословение родителей, ни отсутствие внешних препятствий, чтобы этот брак был заключен, сами по себе еще не могут быть гарантией. И мы всегда такое место для воли Божией в своей жизни не только формально, но и внутренне должны оставлять. Так, в начале литургии произносятся слова: «Время сотворите Господеви» (время действовать Господу). В нашей жизни всегда должны быть время и место Богу действовать, ведь Он знает, когда, к чему, к какой мере глубины служения каждого из нас можно привести. Та девушка была бы очень хорошей женой, но она стала замечательной игуменьей и, даст Бог, еще много лет послужит Церкви Божией. Вот так, бывает, сочетается свобода человеческая и воля Божия.

 

Но если Промысел Божий существует и Господь предопределяет события, Своей рукой направляя жизненный путь человека, то почему попускается Венчание в тех случаях, когда брак заканчивается разводом и Господу это заведомо известно? Почему не посылаются обстоятельства, расстраивающие свадьбу?

Почему не посылаются такого рода изменения климата, которые не допустили бы произойти землетрясениям, цунами, или вразумления заснувшим летчикам, которые помогли бы избежать авиакатастрофы, или многое-многое другое? Потому что Промысел Божий не предполагает компьютерной заданности неких марионеток, наподобие того, как это происходит в виртуальных играх, будь то даже многоуровневая «Цивилизация», которую так любит нынешнее поколение. Господь, по слову преподобного Иоанна Дамаскина, все предвидит, но не все предопределяет. Он устрояет события нашей жизни так, чтобы за нами всегда сохранялась возможность выбора. Мы сделали сегодня десять дурных выборов, но и на одиннадцатый раз за нами сохраняется шанс сделать шаг ко благому. Это и есть предопределение нашей жизни, что даже если человек все время идет по ниспадающей, и на этом пути Господь не остановит его за руку принудительно, но всякий раз будет давать ему шанс поменяться, и так до самого конца. Происходить это может через внутренние устроения, может – через скорби и болезни, может – через радости, через новые встречи. И это есть то, что предопределяется Господом в жизни человека, так что всякий раз у нас остается возможность спасения. Но, конечно же, не нужно Промысел Божий понимать буквально, что, скажем, именно эти два человека непременно должны сойтись и создать крепкую семью.

 

Не редкость, что остаются одинокими люди, которых вроде бы не назовешь ни убогими, ни неполноценными. Они сами виноваты, что когда-то отвергли или попросту не заметили тех, кого им Бог посылал, или им была предназначена такая участь?

Бывает, что человек не видит посылаемое ему Богом и не принимает его как таковое. И в особенности тогда, когда душа его охвачена тем, что ему кажется любовью, но на самом деле является недолжным приражением, пристрастием к другому человеку, страстью. Когда он (она) начертает в сердце своем по большей части фиктивный образ своего избранника, чаще всего отвергающего предложенное ему чувство, то, разрешая себе сладкую тоску отвержения, в которой при всех слезах и унынии есть и внутренняя сладость, не видит того, кто рядом с ним и с кем рука об руку он мог бы пойти по жизни. Но если иметь в виду более глобальные смыслы, то, конечно, не все перспективы жизни нам видны отсюда. Не случайно апостол Павел говорит: «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно…» (1 Кор. 13, 12), и лишь в будущей жизни, когда «да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15, 28), Его замысел откроется нам явственно, в том числе и по отношению к земному пути и судьбе каждого человека. Сейчас мы удивляемся, почему такая добрая и благочестивая женщина не обрела спутника жизни? Но Бог весть, какие могли бы быть у нее искушения, и как изменился бы ее характер, окажись она матерью семейства. Поэтому христианин – это тот, кто в любой жизненной ситуации доверяет Промыслу Божьему.

 

Иногда кажется, что вот он (она) – единственный(ая) навеки, а потом начинается разочарование. А бывает так, что нравятся сразу несколько молодых людей. Как правильно выбрать жениха (невесту) и понять, кто из них годится тебе в спутники жизни?

Одним из самых надежных способов выяснения серьезности отношений является их проверка временем. Мы часто от излишнего зуда, который называется «уж замуж невтерпеж», сами себе выдумываем нечто. И если это нечто подвергнуть хотя бы полугодовому испытанию, то от него ничего не останется. Поэтому тут можно дать простой совет: не предпринимайте за это время никаких судьбоносных решений, и тогда увидите, что настоящее, а что и месяца не выдержит при сильных эмоциональных переживаниях.

 

Может ли девушка проявлять инициативу в поиске будущего мужа?

Не до безумия, не до того, чтобы вешаться на шею одному, второму, третьему. Как правило, хуже всего даже в мирском смысле действует этот зов, видимый в глазах, этот зуд скорого замужества: скорее, скорее, скорее выйти за кого-нибудь замуж! И если не за этого, то за другого. И право же, этот зуд или этот поиск, как его ни назови, очень ощущается лицами противоположного пола. Наверное, по отношению к благочестивому робкому молодому человеку, который лег на сердце православной девице, она может проявить разумную меру инициативы – подумать о возможной ситуации, где бы они могли первоначально познакомиться, к примеру оказавшись рядом в церковной лавке и рассматривая книги. И в этом нет греха. Но брать все в свои руки и режиссировать собственный брак вряд ли стоит.

 

Какими непременными достоинствами должен обладать избранник, чтобы не ошибиться в своем выборе?

Какими достоинствами? Но любят не за достоинства…

Другое дело – как подходить к выбору жениха и невесты? Здесь есть один довольно верный способ проверить себя – посмотреть, как он или она общается со своими родителями и решить: нравится это или нет. Ведь есть очень большая доля вероятности, что лет через пятнадцать-двадцать, а то и раньше, твой нынешний избранник будет точно так же или очень похожим образом общаться с тобой. И если ты видишь, что, несмотря ни на какие-то конфликты, ссоры, обиды, у него есть терпение и любовь к своим родителям, желание не отгораживаться от них, что у него есть снисхождение к их слабостям, то это может быть очень важным доводом при определении спутника жизни.

А кроме того, надо посмотреть и на самих родителей: при выборе невесты – прежде всего на ее мать, при выборе жениха – на его отца. Если мать невесты не вызывает у жениха отторжения и неприятия (что не означает непременно нежную любовь), то это еще один очень большой плюс для определения будущей жены. Пройдет не так много лет, и она, как правило, будет весьма похожа на свою мать. То же можно сказать и про жениха применительно к его отцу. Но, конечно, все это вовсе не обязательно. Жизнь несводима к такого рода жестким правилам. И тем не менее прислушивающийся к этим двум советам, быть может, сумеет избежать многих ошибок и скорбей.

 

Выходить ли православной христианке, полюбившей мусульманина, за него замуж?

Сказать что-то утешительное или легко разрешающее эту жизненную ситуацию невозможно. Путь для православной христианки может быть, безусловно, один: нахождение единства в вере до брака с мусульманином, а не иллюзия или фантазийная уповательность, что он каким-то образом придет ко Христу потом. Брак с неправославным христианином или инославным человеком, но религиозно индифферентным (например, он родом из Индии, но сам себя ни к какой конфессии принадлежащим не признает), дает надежду на то, что потом супруг придет к ограде Церкви уже в процессе семейной жизни. Но с человеком, решительно осознающим себя конфессионально (мусульманином, иудеем, практикующим буддистом), единомыслия как условия брака следует достигать до того. И здесь нужно понести героический крест непрестанной молитвы о том, чтобы Господь обратил сердце избранника на путь истинной веры и покаяния в своем нечестии, ибо всякая ложная вера в той или иной мере есть нечестие пред Богом. Пусть последним порогом будет мысль о том, что дети-то станут мусульманами. Как думать о спасении душ своих детей, зная, что не крещение они восприняли, а обрезание? Что не в воскресенье они спешат к Тайнам Христовым, а в пятницу на намаз? Что Господь Иисус Христос для них не Сын Божий, а один из пророков?

 

Благословение родителей на вступление в брак обязательно?

Оно предельно желательно, и в этом смысле даже при наличии тех или иных разногласий сын-христианин или дочь-христианка постараются разрешить их до вступления в брак.

 

Но может ли Венчание осуществляться без благословения родителей?

Хорошо, когда дается родительское благословение на брак. В этом есть очень большая радость, очень большая полнота и, быть может, даже в определенной ситуации – хотя бы отчасти – отказ от своеволия. В любом случае в создании собственной семьи мы учитываем мнение родителей. И поэтому, конечно же, если не выбор, осуществленный родителями, что сейчас крайне редко бывает, то по крайней мере приятие родителями спутника или спутницы нашей жизни есть очень хорошее предварительное условие будущей мирности и благополучия брака. Но говорить о том, что сейчас это является непременным условием и каноническим требованием Церкви, тоже нельзя. Если родители не дают своего благословения на вступление в брак по соображениям второстепенного характера, а не по причинам, касающимся веры и нравственности, то в таком случае дети не связаны их указаниями.

Еще в ХIХ веке святитель Филарет, митрополит Московский исходя из нашего канонического права говорил о том, что в случае неосновательного отказа родителей от благословения на брак, скажем по экономическим соображениям, в силу тех или иных социальных и национальных предрассудков, юноша и девушка, намеревающиеся вступать в брак, не связаны этим родительским отказом. В наше время, когда у верующих жениха и невесты могут быть невоцерковленные родители или даже достаточно враждебно относящиеся к Церкви и потому верующего спутника жизни своей дочери или сына воспринимающие априорно отрицательно, считать своим долгом прежде убедить родителей, а только потом вступать в брак никакой необходимости нет.

 

Современная семейная практика предлагает вступление в сексуальные отношения до брака с тем, чтобы не ошибиться, загодя проверив свои отношения на телесную несовместимость. Что говорит по этому поводу Церковь?

Безусловно, церковная семейная этика предполагает чистоту отношений девушки и юноши до вступления в брак. И никакого рода предварительных испытаний – мол, годик поживем, посмотрим, как у нас складывается, а затем решим, хорошо ли нам быть вместе, – не предполагается. На самом деле настоящая семья (в церковном понимании этого слова) начинается только тогда, когда два человека принимают решение: что бы там ни было, мы навсегда вместе. До того, в лучшем случае, это союз социальных, а то и просто половых партнеров, которым по каким-то причинам проще совместно существовать и которые доставляют друг другу взаимное удовлетворение. Но пока нет окончательности решения о том, что он и она вместе, нет и семьи.

Однако необходимы ли для принятия такого решения предварительные опыты полового испытания друг друга? Что они могут добавить для создания семьи? Напротив, они скорее вредны, потому что подспудно с ними обязательно сопряжена возможность попробовать что-то другое: ну вот тут-то у меня все неплохо, но с Машей-то может еще лучше получиться, а Таня – какая красавица, да и помоложе моей-то, да и формы у нее побогаче, может, мне надо было с ней вступить в близость, может, с ней еще ярче будут ощущения?! И это совершенно аномальное сознание подтачивает саму потребность создания семьи. Ведь нормой как раз является то, что союз одного мужчины и одной женщины – на всю жизнь и никаких иных внебрачных опытов у людей не должно быть. И если есть эта внутренняя готовность принять в свое сердце только одного-единственного и навсегда, то тогда отсекается сама возможность измены ему или даже просто сопоставления его с кем-то другим. А это и есть тот самый крепкий фундамент, который может быть положен в основу семейных отношений.

 

Как быть, если молодой человек настаивает на близких отношениях до свадьбы?

Отказать.

 

Что позволительно жениху и невесте? Здесь много разночтений. Каждый священник толкует это по-своему – некоторые не благословляют своих духовных чад даже за руку ходить, а некоторые разрешают целоваться.

Такие разные толкования допустимого объясняются тем, что в тех или иных конкретных жизненных обстоятельствах тому или иному молодому человеку может быть полезно разное. Иные благочестивые, сдержанные и не по годам мудрые молодые люди могут без вреда для собственных отношений в период ожидания супружества позволить себе и провожание под руку, и нежные прикосновения. Это никоим образом не внесет ни нечистоты, ни воспаленной страстности в их союз. А другим до брака полезнее было бы вдвоем в одной комнате не оказываться, не только за руку держаться. Скорее всего священник, если он знает этих молодых как своих духовных чад, сумеет применительно к мере воздержанности каждого из них дать совет, как им до свадьбы разумнее себя вести. Уж послушают они этого совета или нет – дело другое, но по крайней мере, голос Церкви через уста священника в их жизни прозвучит.

 

Некоторые батюшки говорят, что до Венчания, или по крайней мере до обручения, жених и невеста никак не должны обнаруживать свои отношения, чтобы не вызывать кривотолков. Так ли это?

Прежде всего хочу сказать, что в существующей и решительно преобладающей сегодня практике нашей Церкви обручение соединяется с Таинством Венчания, хотя отступления от этого правила по тем или иным уважительным причинам допустимы. Требование же того, чтобы юноша и девушка, твердо принявшие намерение вступить в брак, каким-то образом скрывали это намерение, как сокровище, лежащее под спудом, вряд ли можно оправдать церковным Преданием.

В XVIII–ХIX веках Венчанию даже предшествовал специальный чин оглашения. В приходах, где будущие супруги являлись прихожанами, на протяжении нескольких воскресных дней объявлялось об их намерении вступить в брак. Так что если кто-то имел что-то сказать против законности этого союза (к примеру, если жених уже кому-то обещал руку и сердце), то должен был сделать это теперь, до Венчания. И в этом был не только практический, но и духовный смысл: двое являли церковному обществу, всему миру свое намерение как чистое, честное, ничем не замутненное. Думается, во всем этом есть резон и по отношению к сегодняшнему дню – не в том смысле, чтобы восстановить оглашение, но в том, чтобы молодые люди, не скрывая своих намерений, тем самым проходили это испытание знанием других людей об их скором браке как одно из предбрачных искушений, которое при добрых началах этого союза никак не может им повредить.

 

Какая возрастная разница допустима между женихом и невестой?

С канонической стороны для брака, в котором разница между возрастами супругов существенна, нет препятствий, уставы церковные их не запрещают. Я знаю семьи, где жена намного старше мужа, и это не оказывает никакого отрицательного воздействия на их супружескую жизнь. Знаю, где муж и жена ровесники, и это не препятствует укреплению авторитета мужа, безусловно, при сознательном и мудром отношении жены. Но конечно, когда супруг по возрасту, по жизненному статусу, по опытности, по внутренней взрослости идет на шаг-другой впереди своей жены, как правило, это более оптимально. Потому что в данной ситуации супругов ждет меньшее количество искушений, и им будет легче войти в добрый, благочестивый, размеренный уклад христианской семьи.

Но повторю: здесь нет каких-то жестких установлений. Существуют ограничивающие соображения, в особенности, если разница в возрасте в сторону будущей жены слишком велика. В этом случае вступающие в брак должны задуматься о тех искушениях, которые не сейчас, а лет через пятнадцать-двадцать могут последовать, и о том, хватит ли любви, терпения и мудрости, чтобы с ними справляться. Задуматься не только о том, что есть сейчас, но и о том, что, может быть, будет потом. Впрочем, это важно и в том случае, когда, скажем, сорокалетний мужчина предлагает руку и сердце двадцатилетней девочке, так как в таком решении есть добавочная по отношению к обычной ситуации ответственность. Ведь когда мужу станет шестьдесят, а жене сорок, сохранится ли тогда их устремленность друг к другу и позволит ли нажитая с годами мера внутреннего приятия зрелой молодой женщины и уже начинающего входить в период старости мужчины справиться им со всеми этими проблемами?

 

А если зрелой уже женщине сделал предложение молодой человек лет на десять-пятнадцать ее моложе, благословит ли Церковь такой союз?

Считать даже такую разницу в возрасте абсолютным препятствием для брака нельзя, иначе это было бы отражено в церковном законодательстве, в церковных канонах, где указываются различные ситуации, когда не может быть совершено Таинство Венчания. Так что, в принципе, возможность союза двух людей с очень значительной разницей в возрасте существует. Однако перед тем, как решиться на такой шаг, нужно (особенно тому, кто старше) как следует подумать и оценить, во-первых, собственные силы, а во-вторых, побуждение второго, более молодого члена будущего союза. И если действительно в том, кто моложе, его духовные и душевные устремления настолько преобладают над телесными и мирскими, что уже и в эти достаточно юные годы критерии создания семьи у него церковные, а ценности семейного блага вполне окончательные, то Бог в помощь.

Впрочем, стоит присмотреться и к тому, нет ли в этом желания оказаться под мягким крылом более умудренной опытом жены или, напротив, под твердой рукой, сменившей руководящую десницу матери, страха перед ответственностью, вплоть до бегства от реальности, которое выражается таким образом. Но, как правило, первые серьезные жизненные трудности проверяют и опровергают иллюзорность подобного рода устремлений.

 

Сколько времени нужно молодым, чтобы понять: готовы ли они вступить в совместный брак или нет?

Все это бесконечно индивидуально. Поэтому я думаю, что указывать какие-то общие времена и сроки, что-то конкретное порекомендовать было бы, по крайней мере, дерзко и неосновательно. Здесь скорее можно сказать о двух крайностях. Добрачный период не должен быть настолько коротким, чтобы побуждение влюбленных к вступлению в брак основывалось только на первых, внешних впечатлениях друг о друге. Понравились внешне, телесно-душевно: как он (она) выглядит, как говорит, как улыбается, и сердце зажглось сильной симпатией. И оба верующие – значит, надо сразу же и определиться со вступлением в брак. Человека-то еще не узнал совсем, не видел его ни в одной серьезной жизненной ситуации. А что, если в его характере, в его складе души, в тех социальных условиях, в которых он был сформирован, в воспитании есть нечто, для тебя по жизни неприемлемое? Поэтому такого рода период предварительного узнавания непременно должен быть, и главное – узнавания внутренних черт человека как личности, как образа и подобия Божия.

С другой стороны, этот период не должен быть таков, чтобы стремление людей друг к другу успело не только вырасти и созреть, но и увянуть, и засохнуть. В сверхрациональном подходе тоже может быть перебор: нужно еще друг друга получше узнать, вот папу и маму я уже знаю, а теперь с бабушкой и дедушкой надо познакомиться, и еще надо съездить на родину, посмотреть на школьных друзей, и еще зиму вместе пообщаться, потом весной огород вместе вскопать, и вот уже только после всего этого принять решение. Яблоко должно быть сорвано вовремя: если оно зеленое, то оно кислое, если оно перевисело, то оно либо червивое, либо засохшее. Всему свое время. И между этими двумя крайностями нужно и располагаться.

Обычно опытные священники рекомендуют по крайней мере полгода-год взаимного общения для того, чтобы людям лучше узнать друг друга и принять окончательное решение.

 

Нужно ли настаивать, если жених не хочет венчаться?

Сначала надо подумать: нужен ли такой жених? Но если есть упование на то, что это нежелание венчаться происходит от внутренней честности достойного избранника, который уважает веру своей невесты, но не может пока ее искренне разделить и об этом (с риском даже оказаться в вечности не вместе) честно ей свидетельствует, такого человека можно и должно уважать, и, видимо, есть основание надеяться, что верой, терпением и любовью его можно будет привести к ограде церковной. Но если речь идет о светском разгильдяе, который просто боится, что Венчание его крепче привяжет к будущей жене и вообще грозит большими последствиями в последующей жизни, то тут надо задуматься и, быть может, отправить его к какой-то иной невесте.

 

Почему уже давно живущим вместе мужу и жене, когда они приходят к вере, необходимо венчаться?

На этот вопрос можно ответить двояко. С одной стороны, в Церкви есть специальный чин благословения супругов, много лет проживших в браке, который несколько отличается по составу молитв от обычного совершения БракоВенчания. И это, несомненно, правильно, потому что венчальные молитвословия обращены либо к совсем юным, либо к только начинающим супружескую жизнь и могут звучать, если не парадоксально, то как не вполне относящиеся к тем, кому уже за пятьдесят и кто только теперь пришел к необходимости освящения своего многолетнего супружеского союза. В данном случае, действительно, лучше прибегать к такому чину церковного благословения брака, который включает в себя все главные составляющие Таинства БракоВенчания, в том числе и одеяние венцов, и тайносовершительную молитву.

С другой стороны, отвечая на этот вопрос, можно сказать, что любой человеческий союз, даже самый искренний, является союзом двух людей, которые привносят в него и все свое хорошее и доброе, и все свое немощное и греховное. А в Таинстве Венчания, как и во всяком Таинстве, дается благодать Божия, которую сам человек, каким бы он замечательным ни был, заслужить не может. Он не может приобрести того, что ему дается в Таинстве Крещения – прощение грехов и примирение с Богом. И дальше по жизни, как бы человек ни сокрушался, он не может получить того прощения грехов, которое ему дается в Таинстве Исповеди. Так же и в Венчании нам дается для супружеской жизни то, что мы сами привнести в нее не можем, – помощь Божия, выправление собственных немощей, любовь, снисхождение, терпение… И все это дается нам даром. Что же отказываться от такого дивного подарка, даже если уже многое хорошее мы и сами сумели приобрести в семейной жизни? Как же не брать от Бога то, что хорошее может сделать лучшим, а очень хорошее просто прекрасным?!

В Таинстве Венчания семья созидается как единый духовный организм в благодатном соединении. Если этого Таинства не совершается, то два человека вместе сожительствуют, сообща ведут хозяйство, но образования семьи как единого духовного организма не происходит.

 

Таинство Венчания начинается с евангельских слов: «…оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Быт. 2, 24). Что значит – «оставит»?

В Православной Церкви переход к самостоятельной жизни двух молодых людей явно обозначен – он начинается с Венчания. До этого они дети, они не только должны почитать родителей, но с ними жить одной семьей, а Венчание – это создание своей собственной семьи. Это Таинство начинается со слов: «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей…» (Быт. 2, 24). И всем это необходимо сознавать: раз Венчание состоялось, значит, молодые, продолжая чтить своих родителей, должны быть готовы создать свою семью. Дело же родителей – не вмешиваться в жизнь детей, а только молиться и по необходимости помогать им. Благословили – значит, отдали. Конечно, для каждой матери ее ребенок лучше всех и достоин лучшей жизни, но раз Господь до брака допустил, раз Таинство Венчания совершилось – тем самым произошло подтверждение того, что молодые Богом благословлены на совместную жизнь. Венчанный брак – это дар Божий, и только в нем можно спастись. Если бы Богу не угоден был этот союз, то множество обстоятельств могло бы помешать совершиться Таинству Венчания.

 

Не получается ли в этом некоторого уничижения связи родителей и детей? И что делать, если это сильно смущает?

Эти евангельские слова отражают реальную жизненную правду, которую на самом деле опытно знает каждый человек. Что мера отношений жены и мужа качественно иная, чем мера отношений родителей и детей, хотя бы даже просто потому, что муж и жена – это два человека, которые обретают друг друга сознательным выбором или по крайней мере сознательным неотказом от принятия кем-то рекомендованного выбора. Дети не выбирают себе родителей, а мужа и жену каждый так или иначе обретает в своей жизни сам. И эта встреча двух людей, до того никак не связанных между собой, но потом добровольно образующих брачный союз (не случайно главный вопрос перед Венчанием жениху и невесте – о добровольности и внутренней сознательности решения вступить в брак), приводит к удивительному преодолению самости, которое достигается в семье мужем и женой и которое, конечно же, качественно выше, чем то, что существует в природных отношениях между детьми и родителями.

Но это не означает, что человек перестает быть сыном или дочерью, что нравственный долг его к родителям существует только до той поры, пока он живет с ними или пока сам не обрел брачное или монашеское состояние. Это означает, что его внутреннее попечение о родителях, внутренняя близость по отношению к ним иные по своей природе. Что даже не заповедано, а просто засвидетельствовано апостолом Павлом, который ведь не новую вещь говорит о муже и жене, что «будут двое одна плоть» (Еф. 5, 31). Это существовало и в языческом мире, существует и ныне в мире нецерковном. Новое же в апостольском благовестии то, что этот союз двух совершается во образ союза Христа и Церкви и что он подразумевает, во-первых, окончательность, которой не знала языческая, не знает и современная атеистическая секулярная семья, а во-вторых, жертвенность по отношению друг к другу. Союз Христа и Церкви – это союз жертвенный, основанный на искупительной жертве Спасителя и на добровольном желании христиан идти узким и тесным путем спасения. Так же и христианская семья – это взаимная готовность жертвовать собой ради другого, себя поставлять на второе место ради другого. И это то новое, что заповедано нам в евангельском благовестии, в отличие от вполне понятного душевно-телесного единства мужа и жены, которое иногда можно наблюдать даже и во внецерковном мире.

 

Что означает чин обручения?

В древней Церкви обручение было отделено от венчания. Это такое церковное чинопоследование, когда жених и невеста при священническом благословении обмениваются кольцами. Они еще не муж и жена, но принимают на себя их обязательства по отношению друг к другу: взаимной верности, имущественные. И главное, что каждый из них становится для другого тем единственным или той единственной, с которым (которой) некоторое время спустя будет создана полноценная семья. Однако беря на себя супружеские обязательства, они еще не получают прав на совместную супружескую жизнь. Обручение совершалось, как правило, отдельно от Венчания в те исторические эпохи, когда оно имело место в более юном возрасте, чем могла начаться полноценная брачная супружеская жизнь. Тогда дети были более послушны родителям, и устроение браков в значительной мере осуществлялось по родительскому усмотрению.

Думается, что в наше время обручение отдельно от Венчания оправданно в тех случаях, когда молодые люди, несомненно, уже искренне и глубоко друг к другу относящиеся и засвидетельствовавшие свое желание вступить в брак чистотой и твердостью своих отношений, в силу каких-то объективных обстоятельств не могут начать еще жить супружеской жизнью во всей ее полноте. Ну, скажем, они должны доучиться в вузе, или им пока негде жить, или возраст одного из них не позволяет. Но при этом как верные Господу православные христиане они понимают, что никакого предварительного телесного сожительства до брака быть не может. И чтобы поддержать их, чтобы облегчить бремя ожидания полноты супружеской жизни, можно обручение и Венчание разделить. И так как целью обручения является сближение будущих супругов, то оставшееся до Венчания время им будет уже не так трудно проходить во взаимной подготовке к нему. В остальных случаях обручение совершается вместе с Венчанием как единое чинопоследование.

 

Что означает Таинство Венчания?

В Таинстве Венчания, как и во всяком Таинстве церковном, и этим они отличаются от других священнодействий, нам не просто подаются те или иные дары Божии и не только действует благодать Божия, но происходит встреча, непосредственная встреча человека с Богом, человека со Христом. А это значит, что в центре жизни каждой церковной семьи (сначала мужа и жены, потом и родившихся детей) стоит Христос, и именно встреча с Ним даруется в Таинстве Венчания. Даруется то, что неизмеримо выше нас, что мы сами, какими бы хорошими людьми ни были, устроить не способны. Это дается как дар. И наша задача – его сначала понять, потом принять и не утратить до конца жизни через собственные грехи и недостоинства.

 

Зачем во время Венчания надевают венцы?

Во-первых, венец означает корону. И надевание венцов – это символ коронования. Жених и невеста во время Таинства Венчания, будучи облаченными в эти венцы, знаменуют собой первых людей – Адама и Еву, которые были венцом творения, так как были поставлены Богом над всей тварью. Во-вторых, венцы даются новобрачным за их хранение себя до брака, за их терпение и стремление к освященному Церковью правильному супружескому союзу. В-третьих, это венцы мученические, которые должны напоминать о том, что семейная жизнь – это и добровольное несение бремени другого человека. Соединение всех этих смыслов происходит в Таинстве Венчания.

 

Во время Венчания брачный союз сравнивают с единением Христа и Церкви. Что это значит?

В Послании апостола Павла к ефесянам говорится о том, что «муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее…» (Еф. 5, 23–25). Главным в этом единении является принцип жертвенной любви и отдания себя другому. Христос возлюбил Церковь, так как Собою пожертвовал ради спасения всех тех, кто ее составляет. Принцип жертвенной любви есть главный постулат устроения подлинной семьи, именно об этом говорит апостол. Но он говорит еще и о той мере глубины, которая достижима в семейном союзе. О том, что не случайно в семье это стеснение себя ради другого и постоянное принесение в жертву своего «я» могут достичь наибольшей глубины и значимости для совместной жизни мужа и жены, так что именно это становится основой для продолжения их бытия в вечности. И ничто иное, кроме как подлинно христианские брачные узы, не имеет основания быть в ней нерасторжимо связано.

 

Нередко Венчание для неверующих молодых людей становится лишь частью свадебного обряда.

Даже в такой ситуации венчаться все-таки лучше, чем не венчаться, ведь благодать Божия умудряет людей. Но конечно, семена сеются, а взращивать их должен сам человек. Важно, чтобы молодые осознавали, что в Таинстве Венчания произносятся клятвы, которые нарушать нельзя.

 

Как относиться к брачному контракту?

Как к контракту, понятному для людей неверующих и не уверенных в том, что сегодняшнее их сожительство (употребляю это слово в терминах римского права) является окончательным и что своему сегодняшнему спутнику жизни можно во всем доверять. И действительно, если у тебя много-много денег, и ты предполагаешь, что, быть может, те материальные выгоды, которые через тебя вступающий с тобой в брак человек приобретает, привлекают его больше, чем ты сам, тогда почему бы себя не застраховать?! Но понятно, что такого рода отношения не могут иметь места в устройстве православной семьи. Если мы исходим из того, что моногамия – единственная норма для христианина и что Венчание соединяет мужа и жену навсегда, то, о какого рода оговорках в их имущественном положении может идти речь?

 

Можно ли во второй раз выйти замуж и венчаться?

Да, наша Церковь не препятствует этому и, безусловно, разрешает Венчание в том случае, если ему предшествовал гражданский брак до воцерковления.

 

Если ты венчался в первом браке, то, создавая новую семью, что нужно сделать, чтобы второй раз венчаться?

Хотя Православная Церковь, безусловно, советует своим членам до последних сил сохранять семью, вопреки всем искушениям, скорбям и недоумениям, которые нас постигают в жизни, но если фактически распад семьи уже произошел, то, снисходя к человеческим немощам, Церковь дозволяет второй и, как максимум, третий супружеский союз. Не более того. В том случае, если первый брак был венчан, необходимо явиться в соответствующее епархиальное управление (в Москве это управление Московской Патриархии в Чистом переулке) и встретиться со священником, специально назначенным для собеседования с людьми, оказавшимися в таких ситуациях. Надо написать прошение о снятии церковного благословения на ваш предыдущий брак, и после резолюции правящего архиерея вы получите право на второй законный церковный брак.

 

По традиции, после Венчания все собираются за праздничным столом. Как сделать так, чтобы, с одной стороны, не пришлось, как часто бывает, краснеть за безудержное веселье, а с другой – чтобы оно не превратилось в скучные посиделки?

Для этого нужно к праздничной трапезе готовиться. И не столько самим молодым, которым естественно сосредоточиться на другом, сколько любящим их близким и друзьям. Родственники должны позаботиться о том, чтобы количество алкоголя на душу населения на брачном пиру не превышало той меры, о которой говорит Священное Писание, когда «вино веселит душу человека». Именно веселит, а не вводит в состояние отупения или бессмысленной эйфории или, тем более, перемещает в горизонтальное положение.

Быть может, даже нужно позаботиться о некотором сценарии свадебного дня, в котором пожелания от близких и друзей должны сочетаться с негреховными развлечениями. Это могут быть и взаимные испытания жениха и невесты на знание друг друга, которое, конечно же, по большей части обернется незнанием и тем самым уроком для них самих. Это могут быть добрые песни, которым так естественно звучать на свадьбе. Это могут быть какие-то общие игры. Главное, чтобы не создалась атмосфера, которая обычно бывает на концертах популярной музыки, атмосфера торжествующего коллективного бессознательного, когда те, кто только что были нормальными личностями, сливаются в единую, незнамо что творящую, многоликую, многоязыкую, но туповатую массу. Избежать этого на брачном пиру крайне важно.

В добрых традициях ряда минувших столетий было принято, что жених и невеста присутствуют только на первой части свадебной трапезы, а затем оставляют ее. В XVI–XVII веках это было очень красиво и торжественно. В последующие века это уже вышло и из обрядовой, и из бытовой области жизни. Хотя, как правило, жениху и невесте не надо было досиживать за столом до ухода последних гостей.

На мой взгляд, сегодня доброй практикой становится, разумеется, если есть такая возможность, отправиться новобрачным непосредственно со свадебного бала на корабль, или на самолет, или на поезд, оставить обычные житейские попечения, торжествующих близких и родных и некоторое время побыть только вдвоем. Если нет средств отправиться куда-то далеко, то можно поехать пожить к друзьям на дачу либо к кому-то в пустую квартиру, лишь бы некоторое время новобрачных никто не беспокоил.

Прот. Максим Козлов. «Последняя крепость». Издательство храма св.мц. Татианы,2004 г.


( 112 голосов: 4.55 из 5 )
 
1978
 
Протоиерей Максим Козлов

Протоиерей Максим Козлов

Предыдущая беседа Следующая беседа

Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Любовная зависимость (Психолог Марина Морозова)
Как преодолеть любовную зависимость (часть 1) (Робин Норвуд)
Как преодолеть любовную зависимость (часть 2) (Робин Норвуд)
Можно ли вступить в брак по любви? (Священник Илия Шугаев)
Почему не стоит терять девственность до брака? (Священник Илия Шугаев)
О браке и семейной жизни (Св. царица Александра Феодоровна Романова)
Таинство любви. Беседа о христианском браке (Митрополит Антоний Сурожский)
О семейном счастье и семейном несчастье (Протоиерей Сергий Николаев)
Мужская и женская роли в семье (Священник Илия Шугаев)
Как вести себя с «нелюбимой» женой (Владимир Гурболиков)

Самое важное

Лучшее новое

Онлайн курс повышение самопринятия

© «Настоящая любовь». 2007-2016. Группа сайтов «Пережить.ру».
Без разрешения редакции допускается использование на одном сайте не более одного материала с www.realove.ru.
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.realove.ru
Редакция — info(гав)realove.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru     Вёрстка: rusimages.ru